Ни в ирландском, ни в шотландском гэльском нет специального слова, обозначающего глагол “петь”: используются устоявшиеся выражения типа abair amhran и gabh oran. Однако мало кто обращал внимание на отсутствие слова “поэма” : в англо-гэльских словарях есть dan, но оно скорее обозначает архаичный стихотворный размер, отличный от amhran; в шотландском для приблизительной передачи понятия “песня” - того, что не является прозой - используют слова duan и rosg (нерифмованный аллитерационный стих).
Более того, в Шотландии до начала 30ых годов 19 века не встречается никаких упоминаний о том, что кто-то “пел песни”. Чаще всего стихи читали нараспев или просто напевали без какой-нибудь определенной мелодии.
В Ирландии дело обстояло сложнее. Вряд ли кто-либо пел (в современном смысле этого слова) длинные поэмы из Cuirt an Mheadhon Oidhche ( датируемые 17 веком ) - насколько мне известно, для этого стихотворного размера вообще не существовало мелодии, поскольку и в Шотландии и в Ирландии во многих старых сборниках песен мелодии классифицировались по стихотворным размерам.
Что же касается более древних устных традиций, то здесь мы располагаем очень небольшими сведениями. Нам известно, что барды (ирл.baird) и филиды (ирл.filid) представляли свои произведения перед публикой– можно сказать, “опубликовывали” их, исполняя под аккомпанемент арфиста - что, по словам Томаса Смита, “играл, пока ракри (англ.rakry, ирл.reacaire) не закончит петь”. “Песня” существовала, пока ее продолжали исполнять (благодаря поэтической импровизации она изменялась с каждым разом). Однако с исчезновением традиции бардов большинство этих текстов затерялось в истории.
Неизвестно, было ли это “пением” с нашей точки зрения, скорее всего это более походило на мелодекламацию, встречающуюся еще и сегодня у балканских певцов; сомнение , однако , вызывает слово canaid, означавшее не только пение или декламирование молитв и пророчеств, но также и повседневную беседу. Так, в современном шотландском языке глагол can означает вовсе не “петь” , но “говорить”.
Для ранней эпической поэзии индо-европейцев вообще характерно смешение прозы и поэзии. Видимо, в очень большой степени это проявлялось в архаичный период в дохристианской Ирландии, когда филиды в порыве вдохновения декламировали нерифмованные аллитерационные “стихи” со сложным метрическим размером. В поздний период, когда импровизационные эпические произведения заменил новый стиль эпической прозы, senchaide, в прозаические истории вплетались laoithe, стихотворные фрагменты . Я подозреваю, что когда эти истории читались вслух перед аристократами гиберно-нормандского происхождения, чтец-ракри украшал их небольшими мелодекламационными отступлениями, часто импровизируя на тему этих стихотворений.
На вопрос о том, как же стихотворный размер, не имеющий фиксированного ударения, мог быть положен на музыку, очень легко ответить, поскольку у нас есть записи устной традиции конца 19 века, где

- исполнитель читал текст в естественном ритме; своеобразный речитатив, что сопровождался несколькими нотами;
- текст декламировались в естественном ритме под мелодию с постоянным темпом: либо 6/8, как в джиге, либо 3/4, как в менуэте.
- текст в хореическом размере, который декламировался под мелодию с четким темпом. Иногда к тексту добавляля рефрен, который “выпевался” исполнителем.

Конечно же, нельзя сказать, что эти записи в полной мере демонстрируют средневековую традицию. Наверняка существовали и другие виды исполнения; как, например, более архаичная разновидность первого из перечисленных стилей, известная в Ирландии под названием sean-nos.
Увы, немногих интересует, какими именно инструментами пользовались арфисты. Что касается 16-18 веков, то здесь мы можем с полной уверенностью утверждать, что в ту пору арфисты предпочитали металлические струны и игру ногтевым способом. Но можно ли быть уверенным в том, что в 6 или 8 веке “арфа” походила на сегодняшний инструмент?
Проблема в том, что филологи и литературоведы довольно небрежно относятся к определению музыкальных инструментов. Так, в словарях ирландского языка слово crott переводится как “арфа; лютня”. Похоже, что составители подобных словарей имеют довольно относительное, романтическое представление о лютнях, и для них это – некий древний струнный инструмент вообще, нежели чем щипковый струнный инструмент, где высота звука изменяется посредством зажимания струны на грифе, заимствованный европейцами от арабов не ранее 13 века, и появившийся в Ирландии около 16 века, и значительно отличающийся от арфы - crott.
Впрочем, и древние источники довольно небрежно относились к музыкальным дефинициям: слово crott могло обозначать любой струнный щипковый инструмент вообще - цитру, лиру, или лютню. Понятие “арфа” также применялось и к цитрам, и к лирам небольшого размера, или даже к губным гармоникам (англ. Jew’s harp, mouth organ).
Нет никаких оснований утверждать, что, если в 17 веке слово cruit обозначало треугольную арфу (кстати, по форме и технике игры отличавшуюся от кельтской арфы - кларсах), то слово crott было его синонимом. Тем более, что новая конструкция арфы, т.н. “кельтская арфа”, появившаяся одновременно и в Ирландии, и в Шотландии в 15 веке, и несколько позже ставшая модной в Англии, называли как clairseach (варианты: clarschach, clareschaw), так и crott.
Безусловно, древняя четырехугольная арфа (напоминающая скорее лиру или цитру) и её поздняя конструкция времен Средневековья, треугольная арфа, были связаны между собой. Скорее всего, cruit изначально относилось к лире; применительно к арфе это слово начали употреблять только в конце Средних веков. Это подтверждает и тот факт, что кельтское слово crott (cruit, crwth) созвучно старонемецкому rotte, rote – “рота”, средневековый инструмент типа лиры, который мог быть щипковым или смычковым.
Нам также неизвестно, какую именно музыку исполняли на этих инструментах. В гэльских языках не было слова “танец” – слова dahmsa , dannsa, rinnce были заимствованы из английского и французского лишь в классическом Средневековье. Что касается других музыкальных терминов, то здесь мы сталкиваемся с той же самой неопределенностью в употреблении. ( Gentraige обозначал просто веселую мелодию, под которую можно было танцевать или петь. Port в современном ирландском языке значит “джига”, однако до начала 18 века это слово применялось ко всем медленным четырехтактовым темам размером в 6/8). Cor обозначало более быструю музыкальную форму, ритм которой отличался от port. )
В архаичных культурах, отличных от западно-европейской музыкальной традиции, аккомпаниатор чаще всего просто варьировал основную тему. Однако неизвестно, сохранились ли традиционные принципы подобной импровизации, поскольку уже в 16 веке шотландские и ирландские арфисты были гораздо больше знакомы с европейской музыкой , нежели чем с национальной музыкальной традицией.

Литература:

O'Cuiv B. “Seven centuries of Irish Learning”, Dublin, 1961
Bruford A. “Gaelic folk-tales and mediaeval romances”, Dublin, 1969
O’Keeffe J.G. “Buile Shuibhne”, London, 1913
O’Baoill C. “Bardachd Silis na Ceapaich”, Edinburgh, 1972
O’Grady S.H. “Silva gadelica”, London, 1892
Shields H. “Ballad research”, Dublin, 1986
Campbell J.L., Collinson F. ”Hebridean Folksongs”, 2 vols, Oxford, 1977
Sadie S. “The new grove dictionary of music and musical instruments”, London, 1980
Green D. “Fingal Rondin and other Stories”, Dublin, 1964.
Murphy G. “Early Irish Lyrics”, Oxford, 1956
Watson W.J. “Bardachd Ghaidhlig”, London, 1959
Watson W.J. “Gaelic Songs of Mary MacLeod”, London, 1934
Lord A.B. “The singer of Tales”, Harvard, 1960
Finnegan R. “Oral Poetry: its nature, significance and social context”, Cambridge, 1977
Bowra C.M. “Heroic Poetry”, London, 1952

(журнал “Celtica”, № 21, 1990
© School of Scottish Studies in Edinburgh
© Dublin Institute for Celtic Studies )

© 2001 Shelley, сокращенный перевод