Orden Anistofil

Orden Anistofil

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Orden Anistofil » Архив. » Статья о Хель


Статья о Хель

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Хелла (Hella, Hel, Hell, Hölle, Halja, *Haljon)
Эта богиня была известна всем германские народам, включая готов: готское слово для "ведьмы" было haljoruna – руна Хеллы (прим. название упомянуто в “О происхождении и деяниях гетов” Иордана, в русском переводе Е.Ч.Скржинской колдуньи названы галиуруннами, в оригинале haliurunnae). Она, по-видимому, была богиней Подземного мира с самых древнейших времён, так как ее имя дано этому царству во всех германских языках. Само имя происходит от корня, означающего "скрывать”: она – та, что прячет. Симек (Simek) сравнивает описание пути в Хель как "вниз и на север" с погребальными курганами европейской мегалитической культуры, которые "всегда имеют вход с югу и погребальную камеру на севере...также ориентация север-юг является преобладающей в размещении судов Бронзового века, Вендельской эпохи и корабельных погребений эпохи викингов". Он усиливает идентификацию Хель с этим семейством каирнов (прим.каирн, англ.cairn – груда камней, отмечающая место погребения либо служащая межевым или памятным знаком), отмечая, что существует древнее ирландское слово, родственное её имени - cuile, "подвал, погреб", которое является обоснованным производным от скрытой под курганной насыпью скальной камеры(“Словарь” (Dictionary), стр. 137-38).
Хелла - довольно неоднозначная фигура в Северном пантеоне: как правительница Подземного мира, она имеет статус Богини и королевы; как дочь Локи, сестра Волка Фенрира и Змея Мидгарда она появляется в качестве фигуры демонической. Представление о Хелле как правительнице подземного мира, вероятная, очень архаично; представление, согласно которому она – часть монструозного семейства Локи - восходит по меньшей мере к 9 веку, появляясь в скальдической поэме “Перечень Инглингов” (Ynglingatal), где сказано: ”Не сообщаю тайны, Гна Глитнира (Богиня лошади, Глитнир (Glitnir, Блистающий) указан как хейти лошади, имя же одной богини часто замещает имя другой в кеннингах) владеет телом Дюггви к своей радости, идис коня Волка и Нарви выбрала короля, и дочь Локи владеет правителем людей Ингви как своей игрушкой.” (прим. “Перечень Инглингов” поэма норвежского скальда второй половины 9 в. Тьодольва из Хвитнира, посвященная предкам конунга Ренгвальда Достославного. В тексте приведён перевод с английского подстрочника, в оригинале вместо “идис коня” стоит jódís, диса коня. Надо добавить так же, что Глитнир (Glitnir) в первую очередь чертог Форсети в Асгарде, в качестве имени коня среди основных источников он не зафиксирован). Хотя высказываются предположения, что Хелла как личность принадлежит поздним и, возможно даже, постязыческим временам. (Симек, “Словарь”, стр.138), её появление в этой поэме ясно указывает, что она была уверенно признаваема как самостоятельная личность в эпоху викингов. Можно особо отметить, что в “Перечне Инглингов” намекается, что умерший мужчина получит персональное расположение Хеллы, тема, которая также появляется в версии истории Бальдра согласно Саксону Грамматику, где Бальдр узнает во сне об объятиях “Персефоны” (Хеллы). Гримм (Grimm) приводя много топонимов континентальной Германии, базирующихся на имени Хеллы, а так же говоря о её появлении как “Матери Холле (Hölle)” в немецком фольклоре, придерживается мнения, что она вполне может предшествовать многим другим божествам, и, возможно даже, что название и идея её царства перешли от самой богини. Фактически, более древние версии германской Богини Смерти являются менее “адскими” (прим. игра слов, “ад/преисподняя” по английски hell) и более богоподобными.
Богиню Хель иногда представляют олицетворением Смерти, вместе с Волком и Змеёй как олицетворениями Боли и Греха соответственно. Эти последние - милая средневековая (или даже викторианская) сентиментальность. Несомненно, Смерть, являясь неотъемлемой частью цикла жизни, не эквивалентна греху (в христианском значении этого слова, в оригинальном значении, как отметил Герт Мак-Квин (Gert McQueen) “sin” (англ. “грех”) означает всего лишь "being" ( англ. “существование/бытие”). Это - часть потребности некоторых воспринимать всем троих детей Локи ужасающими чудовищами какого-либо вида. Но Хель постоянно выделяется на фоне двух других в перечне. Вместо того, чтобы быть связанной или заключенной в темницу, Хель получает в управление собственное царство. В истории Бальдра она предстаёт равной асам, отказывая им в требованиях иначе, чем на своих собственных условиях. Она, весьма вероятно, воплощает более древнее представление о Богине Смерти, которое было вставлено в позднейший мифологический цикл в подходящем месте, как происходило со многими другими божествами. Смерть слишком древнее и изначальное понятие, что бы быть настолько поздней пришелицей в пантеоне.
Как богиня смерти, Хель не только получает умерших, иногда она сама приходит, чтобы потребовать их. Это упомянуто в цитате из “Перечня Инглингов” (см. выше). Во время эпидемии Черной Смерти, которая опустошила Норвегию и другие области Скандинавии даже в большей степени, чем остальную Западную Европу, Хель, как говорят, странствовала по сельской местности с метлой и граблями. Рассказывают, что в деревнях, где некоторые выживали, она пользовалась граблями; если же целая община гибла, значит она использовала свою метлу.
"(прим. первая зафиксированная эпидемии Черной Смерти в Скандинавии началась вслед за общеевропейским мором 1347-1351гг., когда летом 1349 г. чума была завезена из Англии в Берген. Однако Адам Бременский упоминал о жертвах Тору при эпидении или голоде в Уппсальскм храме ("Деяния архиепископов Гаммбургской церкви", ок.1075)
Тем не менее, обычно она - просто хранительница душ умерших, приглашающая их в свой дом, который виделся как своего рода жильё для мертвых, и держащая их неумолимой хваткой, никогда возвращающая никого из тех, кого получила. Это представление о Богине Смерти как о безжалостной и непоколебимой, никогда не отдающей того, что она взяла, явно видна в отказе Хель позволить Бальдру уйти. О великанше Тёкк (Þökk, Благодарность) в истории Бальдра, которая отказывается оплакать его, часто высказывают предположение, что это был Локи, следящий, чтобы Бальдр наверняка остался мертвым по своим собственным злодейским причинам. Но можно было бы сделана предположение, что она - сама Смерть, единственная, кто не должен чувствовать нужды плакать ради Бальдра. “Пусть хранит его Хель" – замечает Тёкк. Хермод не понимает скрытый смысл слов Хель, когда она говорит, что всё в мире должно заплакать ради Бальдра, чтобы доказать, что о нём скорбят повсеместно. Что она, возможно, подразумевает - то, что весь мир может желать вернуть Бальдра, но сама смерть останется непреклонной.
Древняя Богиня Смерти часто изображалась имеющей разверстую пасть и волчью природу пожирателя (что напоминает о брате Хель Фенрире, чьи раскрытые челюсти распахнуты от Земли до Неба). Северная Хель виделась женщиной весьма сурового вида и двуцветной – иногда одна половина черная или синяя (прим. исландское слово blár означает и чёрный, и синий, и иссиня-чёрный), вторая белая, иногда половина трупной плоти, половина живой, по чему, как замечает Снорри в своей Эдде, “её легко признать” (ещё бы!). Иногда предполагают, что её верхняя половина белая/живая и нижняя половина – чёрная/гниющая, но есть все основания подозревать, что это относится скорее к неврозам современного общества, чем к убеждениям наших предков. Нил Картер (Karter Neal), которая много работала с этой богиней, говорит, что всегда видит две половины Хеллы как правую и левую. Интересно вспомнить здесь отрывок Ибн-Фадлана с описанием погребального обряда русов, где труп хоронится временно в замёрзшей земле, в то время как осуществляется подготовка к похоронам. Когда же тело выкопали, плоть от холода стала черной. (прим. речь идёт об отрывке из сочинения Ахмеда Ибн-Фадлана, чьи путевые заметки в составе посольства багдатского халифа в Волжскую Булгарию в 922г. обычно именуются “Записки о путешествии на Волгу”. Полный текст книги утерян и сохранился в качестве выдержек в других рукописях. Народ русов, чью торговую колонию в Булгарии видел Ибн-Фадлан считают как скандинавами, так и славянами, в зависимости от пристрастий авторов.) Северяне, несомненно, были осведомлены о феномене livor mortis, когда через несколько часов кожа тех частей тела, что обращены книзу, приобретает пурпурно-синеватый цвет. Мертвые описывались как helblár (Хельски синие/чёрные) или nábleikr, náfölr (оба слова означают трупно-бледный/мертвенно-бледный).
Этот двухцветный аспект может символизировать две стороны смерти - отталкивающую и мирную. Возможно, стоит отметить, что становятся helblár, как правило, те мертвецы, которые бродят как драуги (draugar, немёртвые тела/призраки) после своей смерти – зловещие мертвецы, другими словами.
“Оставив научных спекуляции ради более мистических, я (Алиса Карлсдоттир, (Alice Karlsdóttir)) совершала серию медитаций, посвященных Хель, в течении нескольких лет, пытаясь выяснить, какого рода божеством она является, и редко видела её двуцветной. Она является либо полностью ужасной (что, кажется, весьма развлекает её, как грандиозная шутка надо всеми), или полностью прекрасной, с очень бледной кожей, волосами, глазами, и одеянием, и всегда в короне. Смерть кажется страшной и уродливой живым, ибо мы видим в ней конец всему, что мы знаем и любим, часто сопровождаемый болью и страхом. Но если смерть - часть жизни и естественного цикла вещей, и если душа продолжает существовать затем в другой жизни, разве не явится Смерть прекрасной тому, кто умирает, приветствует освобождение от боли и дверь в новую жизнь? Когда смерть действительно принята и понята, она теряет своё ужасающее лицо. Возможно, именно это означает двуликость Хель. Есть столь же много упоминаний о красоте её царства, как и его уродстве. Всё сводится к тому, будем ли мы готовы принять смерть или нет. Но, в независимости от нашего желания, нам придётся встретиться с ней лицом к лицу рано или поздно.”
Основное животное Хель - лошадь; скандинавы верили в helhest (Хельсую/Адскую Лошадь, в русском переводе обычно – Кладбищенская Кобыла), о чём сказано в разделе "Душа, Смерть и Возрождение". Её также видели в форме трехногого белого козла; другое народное представление гласило, что Хель владеет огромным быком, который бродит с места на место во время эпидемий и чье дыхание становится причиной гибели людей.
Цвета Хеллы - черный или глубокий иссиня-черный и белый. Руны, ассоциируемые с ней в наши дни - Hagalaz, Berkano, и Isa.
автор Иска Локс
http://asatru.diary.ru/p164585280.htm?oam#more4

2

О Хель

Древнеисландское слово hel происходит от протогерманского *khalija, «покрывающая, прячущая» и означает либо «обиталище мертвых», либо – великаншу Хель, управительницу царства мертвых, «девятого мира».

Хель – преинтереснейший персонаж и - область, ведь имеет место быть нешуточная интрига: по упоминаниям Хель в СЭ можно сделать вывод, что речь идет только как о среде обитания мертвяков, в то время МЭ расписывает Хель во всех подробностях и как персону – ее внешний вид, «свиту», участие в диалогах также присутствует. Большинство читателей сих строк понимают разницу между СЭ и МЭ, поэтому поясню вкратце, кто не в курсе: СЭ – компиляция древних произведений неизвестных авторов, в то время как у МЭ есть вполне конкретный автор – Снорри Стурлусон и откуда этот мощный старик понахватал «недостающие подробности» остается под большим вопросом.

Итак, читая СЭ («Речи Гримнира», «Прорицание вельвы», «Речи Фафнира», «Гренландские речи Атли», «Сны Бальдра» и т.д.), то тут, то там встречаем эпизоды как кто-то кого-то «отправил в Хель» или некто идет по «дороге в Хель» или как Гримнир перечисляет реки, которые текут в Хель или Один едет к «высокому жилищу Хель», словом, становится ясно, что здесь Хель не «богиня смерти», а место, область, обиталище, «мир».

Ни слова об облике «богини», ни слова не слетает с ее уст, ее попросту нет. Читать тексты, естественно, лучше всего параллельно поглядывая в оригинал, держа под рукой словарь, т.к. художественный перевод, бывает, представляет Хель как персону.

Есть, правда, зацепочка в тех же «Речах Гримнира»:

Три корня растут
на три стороны
у ясеня Иггдрасиль:
Хель под одним,
под другим исполины
и люди под третьим.

Þrjár rætr
standa á þría vega
undan aski Yggdrasils;
Hel býr und einni,
annarri hrímþursar,
þriðju mennskir menn.

Здесь расхождения с оригиналом нет, идет перечисление существ одушевленных: люди, инеистые турсы и – Хель (строка буквально переводится как «Хель живет под первым…»).

И на этом все, что касается Хель в СЭ.
В СЭ не говорится, например, о том, что отец Хель – Локи или то, что она вместе с отцом и великанами тоже идет войной на людей и богов при Рагнареке (подобный сюжет с ее участием часто можно встретить в разном изобразительном фан-арте). Есть только строка: «За Локи же следуют спутники Хель», en Loka fylgja allir Heljarsinnar, где heljarsinni – «житель (обитатель) Хель», кеннинг мертвеца, а еще – Хёда и Бальдра (согласно МЭ).

Зато этот «дефицит» информации о Хель весьма объемно возмещает Снорри.

Он говорит о Хель как о «девятом мире», куда попадает всякий, кто умер от болезни или старости, а также – просто «дурные люди». Самая жуткая и мрачная дыра в этой области – т.н. Нифльхель.

Снорри рассказывает, что родителями Хель были Локи и Ангрбода, братьями – волк Фенрир и змей Ёрмунганд. Никто иной как Один определил «должностные обязанности» Хель, отослав (даже низвергнув) ее в Нифльхейм.

Снорри снабжает красочными эпитетами интерьер и ближайшее окружение Хель: «Там у нее большие селенья, и на диво высоки ее ограды и крепки решетки. Мокрая Морось зовутся ее палаты, Голод — ее блюдо, Истощение — ее нож, Лежебока — слуга, Соня — служанка, Напасть — падающая на порог решетка, Одр Болезни — постель, Злая Кручина — полог ее».

А также составляет ее фоторобот: «Она наполовину синяя, а наполовину — цвета мяса, и ее легко признать потому, что она сутулится и вид у нее свирепый». На тему синего цвета: в тексте употреблено слово blár, «темно-синий, черный», а это, можно сказать, «колдовской» цвет мистической традиции исландцев. Например, blár logi означает «ведьмовской огонь». Подробнее – см. книги Кораблева.

Ну, а теперь – разные интересные детали вразнобой.

В Хель живет «саже-красный» петух, один из трех петухов, чьи крики возвестят о начале Рагнарека, наряду с другими сигнальщиками. Имя этого пернатого, к сожалению, неизвестно. Другие – Гуллинкамби (внезапно – «золотой гребешок») у асов и Фьялар у йотунов (кстати, тезка одного из братьев-двергов – Фьялара, другой – Галар; это те недомерки, которые убили Квасира).

Чтобы попасть в Хель, нужно пересечь реку Гйолль («шумная») через Гъялларбру, мост, «выстланный светящимся золотом», который охраняет великанша Модгуд. Она-то и ориентировала Хермода, посланного асами к Бальдру, где находятся чертоги Хель, а именно «вниз и на север». Фраза «far norðr ok niðr» («иди на север и вниз») означает то же, что и «иди к черту» - в просторечии, а также – пожелание смерти.

Еще один колоритный персонаж, обитающий в Хель и стерегущий вход – Гарм («тряпка, лохмотья»), «лучший пес» по Гримниру, его жилище зовется Гнипахеллир («пещера на вершине горы»).

Альвис, мудрейший дверг, называл хейти ветра в Хель – «Порывистый».

В «Саге о Гисли» упоминается обычай обувать покойника в «башмаки Хель». Нигде больше о таком обычае не говорится и решительно неизвестно, что под этим подразумевалось (Шилась специальная обувь? Что-то делали со ступнями покойного?).

В Хель есть место, которое называется "Берег трупов". Дракон Нидхегг гложет там трупы. Также, там стоит дом, "дверью на север", сплетенный из змей, поливающих ядом гадких убивцев и прелюбодеев. Этот сюжет присутствует в заговоре "Речи ненависти".

Языковые фишки:
- heljarafl – «сила (как у) Хель», неимоверная сила, по-русски говоря – «адовая мощь», соответственно, heljarkarl – «силач»;
- heljarepli – «яблоко Хель», кеннинг смерти, в противовес яблокам Идунн;
- helför – буквально «поездка в Хель», а вообще – просто «смерть» или «погребальная процессия»;
- helgaldr – нет-нет, не «колдовство смерти», а «заупокойные песнопения»;
- helsótt – смертельная болезнь;
- helnauð или helstríð – агония;
- helvegr – «дорога в Хель», очень популярное слово в Эддах;
- helstafir – «ставы Хель», здесь «ставы» по сути аналог понятия «руны», т.е. речь может идти о двух вещах – колдовстве, направленном на уничтожение врага или о боевом искусстве, которое сильно помогает отправить в Хель свежую партию поселенцев. Упоминается, например, в «Песни о Хельги, сыне Хьёрварда»:
Взгляни на восток —
не разит ли Хельги
рунами смерти?

В датском фольклоре есть и «конь Хель», helhest. Его появление – дурной знак, предзнаменование болезней, горя, смерти.

А кто, кстати, Хель по статусу? Богиня? Нет, богиней (асиньей) она бы звалась, если бы жила в Асгарде, как ее отец. По моему мнению, наиболее подходящим понятием для ее функции было бы «drottning» - «госпожа» или «королева». Она управляет своими владениями и властвует над трупами из других миров. И, кстати, никого не забирает сама, в отличие от «богинь смерти» в других традициях. Наша Хель ни за кем бегать не будет – к ней сами придут.

Называть Хель Хелой – неправильно. Хела – это героиня марвеловских комиксов. Каноничная Хель – всегда только «Хель».
(С)Хадекен

Reynir Hrafnsson
"В датском фольклоре есть и «конь Хель», helhest. Его появление – дурной знак, предзнаменование болезней, горя, смерти."
Вспомним:
Ехать пора мне
по алой дороге,
на бледном коне
по воздушной тропе;
путь мой направлю
на запад от неба,
прежде чем Сальгофнир
героев разбудит».
Вторая Песнь о Хельги убийце Хундинга
Думаю, можно смело провести аналогии со славянской приметой на тему неоседланной белой лошади - как вестницы смерти...

valgaldr - это некромантия.

Надежда Топчий
В копилку: скальды, похоже, уже воспринимали Хель как личность
Перечень Инглингов:
því at jóðís
Úlfs ok Narfa
konungamann
kjósa skyldi;
Йодис (~диса коней) Волка и Нарви считается тут хейти Хель, хотя есть и такое женское имя. Связь с конями логична, от коня в кургане и до Кладбищенской Кобылы во всех вариациях.
Og til þings
þriðja jöfri
Hveðrungs mær
úr heimi bauð,
Хвердунга дева - т.е. Локи, вроде без вариантов
Эгиль, "Утрата сыновей"
Nú erum torvelt,
Tveggja bága
njörva nipt
á nesi stendr,
Нарви родичка - тоже.
Т.е. 9-10вв. - представление о хозяйке Хельхейма уже сложилось.


Вы здесь » Orden Anistofil » Архив. » Статья о Хель